Четыреста российских ученых, отправивших Владимиру Путину открытое письмо о катастрофическом состоянии отечественной науки, дождались ответа. Как оказалось, их обращение перенаправили в ФАНО, на которое и жаловались главе государства исследователи. В документе на 12 листах агентство заверило, что делает все возможное для «сохранения высокого потенциала российской науки», и призвало ученых к конструктивному диалогу. Влиятельный академический «Клуб 1 июля» назвал объяснения ФАНО «масштабным обманом» и напомнил, что ученые обращались к другому адресату.

 

Группа из 400 известных российских ученых направила открытое письмо Владимиру Путину в конце 2017 года. Авторы обращения заявляли, что «подавляющее большинство академического корпуса» недовольно ходом реформы РАН. По их мнению, реформа привела к появлению «громоздкой и неработающей системы управления наукой», при которой институтам навязывают «заведомо неприменимые правила обычных бюджетных учреждений». Ученые заявляли, что «стиль и методы работы ФАНО мешают научной деятельности», и просили президента «проявить политическую волю», сменить юридический статус РАН и вернуть научные институты, которые сейчас подчиняются агентству.

Авторы письма сообщили, что получили официальный ответ. «Как оказалось, в аппарате президента решили, что это не в его компетенции, а ответ должно дать правительство. В правительстве тоже ответили, что это не совсем к ним, и попросили ответить Минобрнауки»,— сказал директор Института физики высоких давлений академик Вадим Бражкин. В свою очередь, министерство заверило ученых, что их «четко выраженная гражданская позиция вызывает глубокое уважение», и пообещало «тщательно проанализировать и учесть» их претензии. Также чиновники напомнили ученым и о позитивных итогах реформы: «Российская академия наук избавилась от функций, непосредственно не связанных с наукой, в первую очередь функций управления имуществом» — и передали письмо дальше.

Стоит отметить, что агентство подошло к этой задаче серьезно: если письмо ученых уместилось на полутора страницах, то ответ ФАНО занимает 12 листов. Ведомство педантично объясняет, что требование передать научные институты обратно в ведение РАН невыполнимо, так как противоречит федеральному закону, двум указам президента, двум постановлениям правительства, а также «сформированной системе и структуре федеральных органов исполнительной власти». Агентство отмечает, что ученые, требуя наделить РАН «особым статусом», не указывают, какой именно статус они имеют в виду. Жалобы на то, что к научным институтам «не применимы правила обычных бюджетных учреждений», на ФАНО не произвели впечатления — чиновники напомнили, что по закону «бюджетные учреждения» создаются для работы в том числе в сфере науки, образования, «а также в иных сферах».

Также чиновники отчитались по госфинансированию науки в 2014–2018 годах (сначала сократилось, но теперь вырастет), количеству научных публикаций (значительно выросло) и числу молодых ученых в научных институтах (за три года увеличилось на 3%). «ФАНО России всегда готово к конструктивному диалогу» «в рамках действующего законодательства», говорится в конце письма.

«Этот ответ вызывает двойственное впечатление,— признался академик Вадим Бражкин.— С одной стороны, на письмо 200 ученых (опубликовано в июле 2016 года) вообще не было никакого официального ответа. В этом плане очевиден прогресс — чиновники последовательно, по цепочке ответили. Даже вежливо, по бюрократическим меркам. Но мы, конечно, ждали ответа и от Владимира Путина — пусть хотя бы его пресс-секретарь сказал, что президент в курсе обращения». Содержательная часть ответа ученым осталась неясна: «ФАНО подробно перечислило законодательство и нормативы, по которым оно работает. Спасибо, конечно, но мы ждали не этого, да и письмо посылали не им»,— сказал господин Бражкин.

Научный «Клуб 1 июля» (создан в 2013 году, объединяет академиков, несогласных с реформой РАН) прокомментировал ответ чиновников не так дипломатично. Заслуженные академики указывают, что с утверждениями ФАНО «можно спорить по пунктам»: например, говоря о трехпроцентном росте числа молодых ученых, ФАНО не учитывает «близкие к рекордным показатели научной эмиграции молодежи из России».

«Главная мысль "Письма 400": академической науке в России плохо и она умирает. Альтернативная точка зрения чиновников, что ученым "жить стало лучше, жить стало веселее", является безответственным враньем,— говорится в комментарии клуба. — И если смотреть чуть дальше, чем до завтрашнего дня, этот масштабный обман является преступлением против государства».

Вадим Бражкин заявил, что сейчас авторы письма готовят повторное обращение к президенту Путину: «Мы собираемся написать: Владимир Владимирович, наше письмо прошло три инстанции, и нам везде сказали, что в рамках действующего законодательства ничего изменить нельзя. Так что вынуждены снова к вам обратиться — примите политическое решение, больше никто этого сделать не может».

Add comment

Security code
Refresh

 

 

 

 

 

 

 

        

Copyright © 2022 Institute of Biochemistry of NASB. All Rights Reserved.