Чтобы восстановить миелиновую оболочку вокруг нейрона, которую съели иммунные клетки, нужно подтолкнуть развитие олигодендроцитов, которые эту оболочку создают и которые у больных рассеянным склерозом не способны созревать без посторонней помощи.

 

 

 

При рассеянном склерозе собственные иммунные клетки организма атакуют олигодендроциты, формирующие миелиновую оболочку вокруг нервных волокон. Оболочка эта, как известно, нужна для эффективного проведения электрических импульсов; без миелиновой обмотки сигналы будут идти медленно и неточно, а соприкасающиеся волокна, не имеющие липидной миелиновой изоляции, будет «коротить».

В норме миелиновая оболочка поддерживается всю жизнь, и у взрослых людей есть много предшественников олигодендроцитов, которые мигрируют туда, где нужно обновить миелин. Эти предшественники есть и у страдающих рассеянным склерозом, однако превратиться в зрелые олигодендроциты они почему-то не могут, поэтому-то болезнь и прогрессирует.

Олигодендроциты


Обычные методы борьбы с рассеянным склерозом основываются на иммуносупрессорах, подавляющих активность разбушевавшегося иммунитета. Однако исследователи из Института Скриппса (США) предложили своеобразную альтернативу: в журнале Nature они рассказывают, как можно довести предшественников олигодендроцитов до зрелого состояния, чтобы таким образом восстановить миелиновую оболочку и обогнать болезнь.

Свои эксперименты Люк Лейрсон (Luke Lairson) и его коллеги ставили на крысах, генетически предрасположенных к рассеянному склерозу. Учёные перебрали около 100 тысяч соединений, которые могли бы запустить синтез белков, характерных для зрелых олигодендроцитов. Хороший эффект демонстрировали тиреоидные гормоны, однако их вряд ли можно будет использовать в клинике, так как у этих гормонов есть ещё ряд физиологических эффектов, от которых никуда не деться. Собственно говоря, большинство соединений, которые могли подстегнуть созревание миелинобразующих клеток, либо обладали побочными эффектами, либо были токсичны, либо просто не могли добраться до мозга и не работали in vivo.

Впрочем, одно вещество авторы работы обсуждают особо. Речь идёт о бензотропине, который прописывают при паркинсонизме. Оказалось, что бензотропин активирует созревание олигодендроцитов, когда они растут вместе с нейронами в культуре клеток, а в опытах с животными он ослаблял симптомы рассеянного склероза в острой фазе и фазе ремиссии и уменьшал вероятность рецидива.

По словам учёных, бензотропин в клиническом смысле работал ничуть не хуже, чем обычные иммуносупрессорные препараты, прописываемые при рассеянном склерозе.

Правда, для него характерны дозозависимые побочные эффекты: он может стать причиной нарушений зрения, когнитивных изменений, анорексии и психоза. Поэтому, очевидно, бензотропин придётся комбинировать с другими лекарствами — например, с теми же иммуносупрессорами. Ну а главным кандидатом в напарники называют финголимод, который наполовину снижает силу болезни при рецидиве, но в больших дозах вызывает брадикардию.

Исследователи скомбинировали финголимод и бензотропин в опытах на мышах и убедились, что даже субоптимальные дозы веществ в комбинации дают такой же эффект, как стандартная порция иммуносупрессора. Теперь осталось показать, что подобная комбинация работает не только на грызунах, но и на людях, а также не имеет побочных эффектов.

You have no rights to add a new comment. May be you need to register on the site.

Copyright © 2020 Institute of Biochemistry of NASB. All Rights Reserved.